ShamanKingWorldForevor

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ShamanKingWorldForevor » Фан-фики » Кукла Анна


Кукла Анна

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

НАЗВАНИЕ: Кукла Анна
АВТОР: Стеха
БЕТА: -
ЖАНР: angst, hentai
РЕЙТИНГ: R, если не выше
ПЕЙРИНГ: Йо/Анна
ДИСКЛЕЙМЕР: Я отказываюсь от прав на персонажей и сюжет Х. Такея
СТАТУС: три части
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: В некоторых моментах жёсткий фанфик, если не сказать жестокий
ОТ АВТОРА: Много ли фанфиков, где из Йо делали психопата? По крайней мере, этот - точно. Соответственно характер Йо переходит в ООС. Весь фанфик, в общем, представляет собой психологическую драму….
РАЗМЕЩЕНИЕ: Только с моего разрешения!

0

2

Часть 1

Йо открыл глаза и дёрнулся, стараясь отогнать от себя внезапно нахлынувшие воспоминания.
Тряхнув ещё раз головой, он сел на постели и посмотрел в окно, по которому барабанили капельки дождя. Небо затянули серые тучи, и казалось, что они не скоро разойдутся. Серый унылый пейзаж угнетал юношу, заставлял разум вспоминать неприятные моменты недавнего прошлого.
Как много времени он хотел вернуть Анне, жил одной этой целью – и вот, он достиг этого. Его красивая и такая хрупкая невеста сидит рядом, она выглядит почти так же, как и во времена, когда ожидание повтора турнира было скорее похоже на сказку, чем на реальную возможность. И от этого становится не по себе, боль пока что ненавязчиво стучит в сердце, постепенно обволакивая душу и разум.
- Что же случилось, Анна? Ты ведь всегда была сильной и никому не позволяла сломить себя. А теперь? Неужели я так мало для тебя значу? Или же…
«Или все они правы… и Анна давно мертва?»
Асакура содрогнулся: он знал, что Фауст, да и все остальные считали, что девушка погибла во время последней битвы, а Йо… с помощью фурёку воскресил её. И если в случае с Реном, ещё в первом турнире, китайцу удалось вернуть разум, потому, что Тао ещё цеплялся за жизнь, то на момент оживления Анны, она была мертва. Йо воскресил тело без души. А потом просто забыл об этом, вытеснив воспоминание куда-то глубоко в подсознание. То, что ему говорили, слишком походило на правду, и он боялся этого. Йо запретил себе даже думать об этой возможности.
- Ведь это неправда, Анна?- прошептал Йо, чувствуя, ощущая необходимость услышать ответ из её уст,- Ты ведь не умерла, ты – не пустая оболочка, воскрешённая мной! Анна, я…
Он порывисто приблизил своё лицо к бледному лицу невесты и внезапно смутился от осознания его близости.
«Быть может, мне не стоит желать большего? У нас не было возможности находиться рядом, а сейчас я могу прикоснуться к тебе…- Йо слабо улыбнулся,- … и ты не…»
Внезапный стук в дверь отвлёк его внимание от девушки. Йо поморщился – сейчас он совершенно не хотел принимать гостей, но всё же спросил: «Кто?»
- Рен,- раздалось с улицы.
Он не мог не открыть ему.
- Привет, Йо,- произнёс Тао, заходя в дом и ставя в углу блестящий от дождевых капель зонт.
С Анной он, как и все остальные не здоровался, и это обстоятельство заставляло Асакуру мрачнеть, хотя – он и сам не раз приходил к подобному выводу – глупо было ожидать от людей приветствий в адрес человека, который вообще ни на что не обращал внимания.
- Как дела?- спросил Тао, осматривая осунувшуюся фигуру Йо,- Ты знаешь, что Трей и Пилика переезжают в Фунбари?
- Знаю, мы видели их,- Йо постарался улыбнуться.
- Мы?- переспросил Рен, каким-то странным голосом.
- Ну, да. Я и Анна.
- Ясно.
Асакура отвёл взгляд, заметив потемневшие глаза китайца.
- Йо, я именно об этом пришёл поговорить. Ты всё время дома, если куда-то выходишь, то только с Анной, отказываешься от каких-либо встреч со мной, ребятами.
- Ты же знаешь, что я сейчас другим занят, мне не до этого,- ответил Асакура немного раздражённо.
- Кончай хоронить себя. Ничего уже не изменить.
- Ты предлагаешь мне сдать её в больницу?- понизив голос, спросил Асакура.
- Йо, Анна давно умерла!- взорвался Рен,- То, что с ней происходит сейчас, нельзя назвать жизнью.
- Так ты, получается, тоже считаешь, что я с помощью фурёку превратил Анну в зомби?
- Нет, конечно!- Рен взмахнул руками,- Просто её сознание, по всей видимости, не смогло выдержать происходящего, и та часть мозговых клеток, которая отвечает за аналитику, эмоции и так далее, была разрушена. Анна теперь полурастение - реагирует на какие-то внешние раздражители, делает вещи, не требующие обработки сознанием, отвечает на простейшие вопросы - так, как она привыкла отвечать на них в прошлом, по стандартной схеме, которая, видимо, сохраняется в другом отделе нервных…
- Рен, может, хватит уже медицинских терминов?
- Йо, я просто… не хочу потерять и тебя тоже! Я не могу смотреть на то, как ты медленно убиваешь себя постоянным напоминанием о том, что было и могло бы быть, но не случилось. Ты ведь даже одеваешь её в ту одежду, которую она носила, до всего этого.
Йо вздрогнул и нерешительно посмотрел на Киояму. Что и говорить, ему нравилось представлять, будто ничего не произошло.
- Ты утверждаешь, что хочешь помочь ей. Но…Йо, я не хочу тебя обижать, только со стороны это выглядит так, будто ты используешь её как игрушку, которая напоминала бы о прошлом, о тех временах, которые никогда не повторятся!
Асакура аж задохнулся от такого несправедливого обвинения. Несколько минут он молчал, тупо уставившись на Рена, который понял, что перешёл дозволенную грань. Потом Йо заговорил с плохо скрываемой яростью:
- Как игрушку, говоришь?... Значит, я фактически забил на собственную жизнь просто потому, что мне хотелось иметь живое воплощение своих «счастливых» воспоминаний о том времени, когда всё было хорошо?
Рен молча слушал и не перебивал друга зная, что тому надо высказаться.
- Уходи,- прошептал Йо, не поднимая глаза на Тао.
Китаец покачал головой и, взяв зонт, вышел на улицу.

0

3

Часть 2

Успокоившись, Йо подошёл к всё так же недвижно сидящей невесте и присел возле неё.
- Ты слышала, что Рен про тебя сейчас сказал? Что ты – моя игрушка. Принцесса Духов, единственная, кто победил шикигами Хао – и кукла какого-то ленивого бездельника… Ты не рассержена?... Раньше ты не позволила бы никому даже думать так, не то, что осмелиться произнести такое вслух.
Асакура чуть ближе наклонился к девушке.
- Как ты можешь терпеть, что я тобой командую? Как ты можешь быть такой покорной, никому не подчиняясь раньше? А если я заставлю тебя…
Парень осёкся: услужливое воображение с радостью подкинуло картинку того, что он мог бы заставить Анну сделать.
«Асакура», — предостерегает внутренний голос.
Но он слишком потрясён недавними воспоминаниями, слишком расстроен словами Рена, чтобы взять себя в руки и изгнать подобные мысли.
Сознание отключается.
- Анна…- почти безумная улыбка появилась на губах юноши. Он ещё немного придвинулся к невесте и теперь почти касался её лица своим.- Скоро спать… Я тебя переодену?- выдохнул он, обжигая своим дыханием бледную кожу девушки.
Йо медленно поднявшись, берёт из шкафа её ночное бельё. Вновь подойдя к ней, нерешительно протягивает ей руку. Сердце стучит, как сумасшедшее, и этот стук глухими ударами раздаётся в ушах.
Он едва может думать, все обрывки мыслей, воспоминаний, чувств моментально сгорают в огне его желания, распространяющегося внутри со скоростью ураганного ветра, налетающего совершенно внезапно и сметающего на своём пути всё.
- Я отнесу тебя в твою комнату,- сказал он и, подняв девушку на руки, немного шатаясь, стал подниматься по лестнице на второй этаж.
Зайдя в комнату Киоямы, он усадил её на футон и сам сел рядом. В руках он сжимал тоненькую ночную рубашку невесты.
Немного поколебавшись, Йо вновь придвинулся к Анне так, что мог ощущать на себе её дыхание. Стараясь угомонить сбившееся от волнения дыхание, он осторожно дотронулся до её руки, потом его руки скользнули к плечам Киоямы. Анна вздрогнула и отодвинулась.
Это немного отрезвляет Асакуру. Он смотрит на девушку испуганно, чувствуя, что только что зашёл в своём воображении куда-то непозволительно далеко, за ту грань, которая отделяет нормальное желание близости с любимым человеком от звериной похоти.
«Я просто… просто переодену её».
Он знает, что откровенно лжёт самому себе, но уже не может остановиться.
Йо снова придвинулся к Анне и, быстро расстегнув змейку на платье, стянул лямки с её плеч. Парень замер в нерешительности. Дыхание перестало сбиваться, но стало глубоким. Анна выглядела какой-то потерянной и жалкой, особенно учитывая её теперешнюю худобу и бледность. Тем не менее, Асакура снова чувствует уже знакомое лёгкое головокружение и приятную дрожь во всём теле. Он протягивает руку к волосам невесты, перебирает длинные светлые пряди, всматривается в её лицо, ища какие-то признаки реакции на происходящее.

0

4

Бесполезно. Киояма абсолютно равнодушна.
«Может, оно и к лучшему».
Юноша проводит ладонями по рукам Анны, ухватившись за спущенные лямки чёрного платья, он стягивает их вниз, оголяя грудь девушки.
Внезапно ему вспоминаются сегодняшние слова Рена, но теперь они уже не кажутся обидными, скорее, наоборот.
«Кукла. Ты — моя кукла. Я могу сделать с тобой всё, что захочу».
Он обхватывает рукой шею невесты, чуть-чуть поворачивая её голову в свою сторону, наклоняется к её губам….
…И тут Анна выделывает такое, отчего Йо чувствует себя так, будто на него внезапно вылили целую бочку ледяной воды.
- Дождь… за окном…- безразличным тоном произносит она и отворачивается в сторону.
Асакура чувствует себя крайне неловко. Его состояние ухудшает сознание того, что он чуть не сделал только что.
Он, стянув с неё платье, надел ночную рубашку, при этом, стараясь не смотреть на тело девушки. Парень чувствовал вину перед ней. Переодев, Йо уложил Анну на футон и сам лёг рядом. Он не мог оставить её одну, так как боялся, что ей будут сниться кошмары. Вообще-то он понятия, не имел, сниться ли Киояме вообще что-нибудь, но мысль провести с ней ночь в одной кровати отдаётся такой приятной дрожью в груди, что он радостно ухватывается за версию с кошмарами.
В мягко падающих лучах предзакатного солнца взгляд Анна выглядит не бессмысленной, как обычно, а задумчивой.
Йо знает, что это всего лишь иллюзия, но старается не думать об этом сейчас. Он просто сидит и смотрит на невесту. Любуется. Красота Анны какая-то неправильная, болезненная, это красота экзотического растения, пересаженного на неподходящую для него почву и постепенно умирающего в неволе. Когда-то этот цветок был диким и ядовитым, теперь, вместе с засохшими и отпавшими шипами иссякла и его жизненная сила. Она - лишь бледная тень, жалкое подобие того, кем была когда-то.
«Может быть, ты ненавидишь меня, Анна?»
Йо продолжает изучать её лицо, словно пытаясь удостовериться в том, что это действительно она. Её кожа стала ещё бледнее, чем раньше, хотя Асакура старается чаще бывать с нёй на свежем воздухе. Иногда они приходят на озеро, где когда-то прощались перед турниром, и она сидит подолгу на одном месте, не меняя позы и уставившись в одну точку.
«Как это вообще возможно — столько времени разглядывать одни и те же предметы? Как у неё глаза не устают? Не понимаю».
Киояма уже несколько часов смотрит на него — точнее, поверх или сквозь него, не отворачиваясь и даже почти не моргая.
…Сколько часов сидят они так — друг напротив друга — в одинаковой позе? Из окна давно уже струится лунный свет, придавая коже Анны таинственное мерцание. У Йо сильно болят и слезятся глаза, ему хочется прекратить эту медленную, сводящую с ума пытку, отвести взгляд от слабо фосфоресцирующего в темноте лица и жутких немигающих глаз.
Теперь он почти готов поверить, что эта Анна — не человек, а какое-то дьявольское порождение потустороннего мира, вызванное им самим же, не сумевшим справиться с болью от потери любимой. Ему становится страшно.
«Наверное, мы оба умерли тогда, и просто попали в ад. Да».
Страх уступает место печали. Неужели ему до конца жизни суждено жить прошлым? Неужели Анна навсегда останется тихо помешанной?
«Это - расплата», — внезапно осознаёт юноша.

0

5

Часть 3

Проснулся Йо ближе к следующему вечеру, когда солнце почти зашло за горизонт.
Анны в комнате не было. Йо быстро поднялся на ноги.
- Анна!- позвал он.
Она не отозвалась.
Асакура похолодел от ужаса, чувствуя, что ноги становятся ватными.
- Анна!!
Он бросился, не помня себя от страха, по коридору, распахивая, одну за другой, двери во все комнаты.
Добежав до конца коридора, он повернул, резко выскочил на террасу и… еле успел затормозить и не скатиться кубарем вниз.
Анна была во дворе. Просто сидела на земле, подставив лицо угасающему солнечному свету.
- Ох-х….
Йо прижал руку к бешено колотившемуся сердцу, чувствуя невероятное облегчение.
- Анна…
Он спрыгнул с террасы и медленно подошёл к невесте.
- Простудишься же. Земля после вчерашнего дождя сырая и холодная.
И не выдержал, сгрёб её в охапку.
- Анна, ну зачем?..
Ему было грустно и хорошо одновременно.
- Пойдём уже внутрь.
Он потянул её за руку, и Анна послушно встала.
Заведя девушку в дом, он довёл её до её же комнаты. Усадив Киояму на футон, Йо подумал, что девушка долго сидела на улице и могла простудиться. Поэтому он направился на кухню, чтобы приготовить горячее молоко.
Напоив Анну, Йо собрался было уйти, оставив девушку одну, но передумал: вдруг она всё же простудилась и ночью ей станет плохо.
Сон не приходил к нему, вероятно, потому что он не так давно проснулся, и поэтому Асакура смотрел на спящую Анну. Её бледная кожа приобрела чуть голубоватый оттенок, иногда Йо казалось, что она скоро совсем прозрачной станет. Некогда карамельные волосы утратили свой золотистый оттенок и стали блеклыми. Изменилась и длина их – теперь они доходили до пояса девушки. При всём при этом Анна оставалось красивой – аккуратные черты лица; чуть заострённые скулы; тонкая полоска бледно-розовых губ; стройное тело; нежная кожа – всё это заставляло Йо ощущать некий трепет внутри, желание прикоснуться, обнять.
- Эй…- тихо шепчет он,- Анна…
Как он и ожидал, Анна не прореагировала.
Йо поворачивает её к себе лицом. Девушка спит крепко, словно приняла снотворное.
- Анна,- шепчет он и, не удержавшись, гладит светлые волосы,- Мне очень плохо. Мне страшно. По-моему, я теряю рассудок….
Ответа нет. Как всегда.
- Я разговариваю с пустотой. Может быть, тебя вообще нет, ты мне только кажешься? Может быть, во время той битвы, или ещё даже раньше, ты умерла, а я сошёл с ума от горя? Наверное, я на самом деле нахожусь в психушке, и всё, что происходит - только плод моего воспалённого воображения. Да?
Ему становится трудно дышать. Лицо Анны прямо перед ним, красивое, безмятежное, а Йо так одиноко, так хочется немного любви и ласки, обычного человеческого тепла…. Вздрагивая и непроизвольно озираясь, как ребёнок, задумывающий нашкодить, он быстро наклоняется и припадает к её губам.
Потом Асакура немного отодвигается. Несколько мгновений он настороженно смотрит на невесту, словно ожидая наказания за свой непозволительный проступок, но та по-прежнему крепко спит.
«Чёрт»,- в смятении думает юноша, чувствуя, как знакомая теплота внизу живота распространяется на всё тело, заставляя его тяжело дышать и содрогаться от невыносимого жара.
Асакура торопливо сдёргивает с себя футболку и снова целует Анну - на этот раз глубоко, страстно, жадно; одной рукой он судорожно вцепляется в её волосы, другой хватается за край её ночной рубашки.
«Ааааа! Что же я творю?»

0

6

Он не успевает толком понять, что происходит, как хрупкая кисть девушки с силой залепляет ему пощёчину.
«Ка… какого чёрта?..»- Изумлённо думает он, вытирая кровь с разбитой губы.
Киояма лежит на постели с открытыми глазами и бесстрастным выражением на лице.
- Так ты…- начинает парень, всё ещё отказываясь поверить в происходящее,- Так если ты всё понимаешь… .
Он замолкает, переводя дух и собирая силы для последующего яростного выкрика:
- Почему, Анна?! Почему строишь из себя невменяемую?!
Тишина.
Йо трясёт. Он чувствует, что неудовлетворённое желание его до предела возбуждённого организма никуда не делось, а только дополнилось бешеной злобой.
Не в силах сдержать порыв, он глубоко вздыхает и хватает одной рукой Анну за запястья, а другой приподнимает её ночнушки. Анна сопротивляется, стараясь освободить свои руки. Йо в который раз вспоминает слова Рена о том, что тело Киоямы живёт «само по себе», просто выдавая те реакции, которыми оно привыкло отвечать в прошлом. Но сейчас это не важно.
Асакуру подхлёстывает бешеный азарт, ему нравится наконец-то видеть невесту не пассивной и покорной марионеткой, а прежнёй Анной, которая никогда и никому не подчинялась.
Наконец он задирает подол ночной рубашки девушки и ощущает под своими горячими ладонями нежную и прохладную кожу. Затем он резким движением срывает с неё трусики, оставляя ссадины на её коже. Девушка всё ещё вырывается и парень, желая подавить сопротивление, наваливается на ней, прижимая к футону. Однако девушка не перестаёт сопротивляться и это ещё больше злит и одновременно возбуждает парня. Держа сопротивляющуюся невесту рукой за запястья, он коленом раздвигает её ноги.
- Ты моя, Анна! Наконец-то ты моя!!- едва не крича, произносит Йо, с совершенно безумной улыбкой на лице.
Он отпускает её запястья и с силой и нетерпением разрывает ночнушку на груди девушки. Полупрозрачная разорванная ткань открывает собой грудь Анны. Тут же, Йо припадает губами к перламутровым соскам. Не останавливаясь, он сильнее раздвигает её бёдра и опускается между ними. Свободной рукой он вновь схватывает её запястья, чтобы она не слишком дёргалась и не мешала ему сделать то, ради чего затевалась эта борьба.
Когда у него получается, он издаёт яростный победный вопль, наполненный восторгом и экстазом. Он знает, что это неправильно, что нельзя без предварительной подготовки, но ему хочется сделать Анне как можно больнее. И ей действительно больно. Она жадно хватает ртом воздух и пытается высвободиться из-под Асакуры.
Но у неё не получается этого сделать.
А Йо двигается всё быстрее и быстрее, и ему сейчас всё равно, что по стройным ногам невесты тоненькими струйками стекает алая кровь. Она сама, кажется, уже потеряла от боли сознание.
Юношу наполняет какая-то безумная смесь ярости, азарта и наслаждения.
Вдруг, что-то внутри него взрывается, и перед глазами появляются яркие пятна. Йо запрокидывает голову, в полном смятении от раздирающих его чувств — невероятного, неописуемого и не испытанного никогда ранее удовольствия и одновременного омерзения к самому себе. Когда до его затуманенного сознания доходит понимание того, что он только что сделал, ужас и паника охватывают его.
«Я её изнасиловал».
Он отстраняется от невесты и обеспокоено смотрит на неё. Разметавшиеся по подушке волосы; сведённые у носа тонкие брови и кровь… её кровь на простыне.
В порыве Йо обхватывает ее, обнимая, и нежно целует щёки, лоб, закрытые глаза. И шепчет:
- Прости, Анна. Прости меня…
« Я сошёл с ума….»

Очень понравился:
1. Люблю жесть
2.Любдлю пару анна+йо....;)

0


Вы здесь » ShamanKingWorldForevor » Фан-фики » Кукла Анна